?

Log in

No account? Create an account

ЖЖ Анатолия Воронина

Гипотеза об ультракальвинизме (авторский перевод)
nemvrod
                              “Trump-Moldbug. Just putting it out there.” – Росс Дутэт, колумнист New York Times

Менциус Мольдбуг
Гипотеза об ультракальвинизме

Первый русский перевод одного из влиятельных, но еще неизвестных в русскоязычной среде современников, «правого Фукуямы», серого кардинала американских движений альт-райт и неореакция.

(Перевод Анатолия Воронина. Если вам нравится перевод, вы можете поблагодарить автора через Вебмани: U318127842961, R763163458403, Z166462771083. Можно заказать перевод любого интересного вам автора, выслав запрос на почту chudinho@gmail.com Распространение и копирование перевода разрешено только с этой аннотацией.)

«Гипотеза об ультракальвинизме» – это предположение, что современную систему ценностей, часто называемую «прогрессивной», «мультикультурной», «универсалистской», «либеральной», «политкорректной» и так далее, лучше всего рассматривать как христианскую секту.
В частности, ультракальвинизм – это главный выживший потомок господствующей традиции американского протестантизма, системы ценностей, которая доминировала в Соединенных Штатах с момента их основания. Не стоит удивляться, что эта традиция продолжается в такой роли или что она распространилась по миру после победы США в последней мировой войне.

Ультракальвинизм – это экуменический синкретизм господствующей традиции, не отслеживаемый к какой-либо сектантской деноминации. Однако его исторические корни легко отследить, используя тег «унитарный». Значение этого слова сильно мутировало в последние 200 лет, но в любое время с 1830-х годов оно было связано с наиболее престижными людьми и идеями в США, а после 1945 года – в мире.

Проблема с названием «Унитаризм» состоит в том, что а) оно подвержено этому эволюционному размыванию, и б) оно номинально принадлежит специфическому метафизическому убеждению (отрицание Троицы). Потому я позволил себе изобрести термин «ультракальвинизм».

«Кальвинистская» половина этого слова относится к исторической преемственности от Жана Кальвина и его религиозной диктатуры в Женеве, проходящей через английских пуритан к американским унитариям, аболиционистам, трансценденталистам, прогрессистам и сторонникам Сухого Закона, супер-протестантам (движение американских протестантов за мир без границ, существовавшее в эпоху Второй Мировой войны – прим. пер.), хиппи и секулярным теологам, и прямо к нашим дорогим прогрессивным мультикультуралистам.

Половина «ультра» обозначает, что, в моем понимании, в сравнении с другими христианскими сектами, убеждения этой веры относительно агрессивны и необычны.

По правде, они настолько необычны, что большинство людей не распознает христианской сути ультракальвинизма. Например, на теологической стороне ультракальвинизм известен как унитарный универсализм (было бы интересным упражнением попытаться найти какие-либо догматические конфликты между унитарным универсализмом и «политкорректностью»). Ультракальвинисты свободны быть атеистами, верить в любого Бога или богов – только если они не принадлежат какой-либо проявленной традиции, что делает их «фундаменталистами». В целом, ультракальвинисты – противники Откровения и считают свои убеждения продуктом рационального рассуждения. Возможно, они правы. Однако, я считаю, что это заявление должно быть проверено.

Я не теист, и оттого не очень озабочен теологией. Сверхъестественные убеждения не являются убеждениями о действительном мире, не могут напрямую мотивировать действия в действительном мире. Потому они обычно не имеют адаптивного значения, склонны часто мутировать и являются опасной основой для классификаций.
Когда же мы рассматриваем убеждения ультракальвинистов в действительном мире – их никак нельзя назвать бессодержательными. На мой взгляд, кредо ультракальвинистов состоит из четырех основных пунктов.

Во-первых, ультракальвинисты верят во всеобщее человеческое братство. Как Идеал (неопределенный универсал) это можно назвать Равенством. («Все мужчины и женщины рождены равными».) Если бы мы хотели присоединить сюда -изм, мы могли бы назвать это фратернализмом.

Во-вторых, ультракальвинисты верят в бессмысленность насилия. Соответствующий Идеал, конечно, Мир. («Насилие порождает только насилие».) Это убеждение хорошо известно, как пацифизм.

В-третьих, ультракальвинисты верят в честное распределение продукта. Идеал – Социальная Справедливость, которая является хорошим названием до тех пор, пока мы помним, что оно не имеет ничего общего со справедливостью в словарном смысле слова, т.е. с точным применением закона. («От каждого по способностям, каждому по потребностям».) Чтобы избежать затертых слов, назовем это убеждение Ролзианизмом (по имени Джона Ролза – прим. пер.)

В-четвертых, ультракальвинисты верят в управляемое общество. Идеал – Общность, которая по определению управляется экспертами-альтруистами, или слугами общества. («Слуги общества должны быть профессиональны и социально ответственны».) Мы можем назвать это убеждение в честь их коллег к востоку от Гималайских гор – мандаринизмом.
Итак, откуда же происходят эти убеждения? Каковы их истоки и этиология? Почему такое значительное количество людей 2007-го года верит в эти концепции? Придумали ли их в 1967-м? Или 1907-м? Или 1607-м? Или, когда же?

Ричард Докинз называл свои убеждения, которые определенно включают четыре вышеуказанных пункта, религией Эйнштейнианства. Докинз предоставляет очень поэтичное описание своего кредо, которое вызывает ассоциации с «Обращением к Богословской Школе» Эмерсона. Слышал ли он когда-либо о трансцендентализме? Знает ли он, что Эмерсон был министром-унитарием?

Эйнштейн определенно верил в эти четыре пункта. Изобрел ли он их во время своего года чудес? Может быть, они явились к нему с лучом света Броуновского движения, особой относительности и фотоэлектрическим эффектом? Наверно, нет, т.к. четыре пункта имеют значимое место в книге «Взгляд назад», вышедшей в 1888-м и ставшей бестселлером. Автор этой книги не был индуистом. Его читатели не были зороастрийцами. Политическое движение, которое помог создать Беллами, не верило в Аллаха. Все эти ребята также не были атеистами, это слово в то время все еще было неприличным.

На самом деле, четыре пункта являются частыми и легко узнаваемыми духовными скрепами Протестантского Христианства, в частности его кальвинистской или пуританской разновидности. Вы можете найти их повсеместно в Новом Завете, и любой подданный святой республики Оливера Кромвеля узнал бы их немедленно.  Ролзианизм определенно развился позже всех из четверки, но даже он был очень распространен в 17-м веке, где его адепты назывались диггерами – названием, которое было впоследствии воскрешено, что не удивительно. Ультракальвинизм легко встраивается в традиции английских диссентеров и Низкой Церкви. (Обратите внимание на откровенное предубеждение последней страницы в англоязычной Википедии. Она перегружена словами вроде «реформа» – хороший индикатор, что редакторы Википедии склонны к ультракальвинизму).

Итак, предположение, что «религия Эйнштейнианства» является новинкой 20-го века, входит в такой же конфликт с бритвой Оккама, как и любой летающий спагетти-монстр. Это все равно что сказать, что современные жители Франции на самом деле не французы, потому что когда-то в Средние Века французы вымерли и были заменены иммигрантами, которые чисто случайно также говорили на старом французском языке.

Если этот анализ точен, мы имеем интересные результаты. Потому что это современный, успешный и хорошо замаскированный пример крипто-христианства.
Механизм маскировки ультракальвинизма понять легко. Если вы – ультракальвинист, вы должны подвергать сомнению, что четыре пункта на самом деле христианские. Потому что вы верите в них, и вы верите, что они обосновываются разумом, а не верой. Потому они универсальны, и никто не может сомневаться в них – будь то христианин, мусульманин или иудей.
Если вы не ультракальвинист, вы наверно какой-то другой христианин, возможно такой, который все еще верит в Бога, откровение через Библию, не-всеобщее Спасение, и т.д. Потому вы смотрите на ультракальвинизм так же, как католики в свое время смотрели на протестантов, или как триипостасники смотрели на унитариев – то есть как на нехристиан вообще. Результат идентичен. Ультракальвинистская шапка-невидимка в опасности только перед взглядом свободомыслящих атеистов, вроде меня – малой и преимущественно незначительной части населения.

Вопрос – почему? Как нас так легко провели? Как мы позволили старой, хорошо известной ветви христианства мутировать и заполонить наши умы, просто через замену нескольких кусочков теологической доктрины и самоназвание «секулярное убеждение»? (Как говорит Википедия: «Несмотря на периодические замешательства, секулярность не синонимична с атеизмом». Действительно.)

Другими словами, мы должны посмотреть на адаптивный ландшафт ультракальвинизма. Какие у крипто-христианства имеются адаптивные преимущества? Почему те унитарии, или даже «научные социалисты», которые умаляют свои христианские корни, конкурентно выигрывают у своих коллег?

Я думаю, что это очевидно. Комбинация электоральной демократии и «разделения государства и Церкви» – почти идеальный рецепт для крипто-христианства.
Как я говорил ранее, разделение государства и Церкви – антибиотик узкого спектра. Что действительно требуется – это разделение информации и безопасности. Если у вас есть правило, которое говорит, что Церковь не может управлять государством, т.к. это очевидная опасность для любой демократии, логичная мутация для обхода этой защиты – найти правдоподобный способ отрицать что Церковь – это Церковь. Отказ от теологии – простейший способ. Гейм-овер, вы проиграли, и поделом – т.к. вакцина ваша была предназначена для нерабочего поверхностного протеина.

Мы можем наблюдать это на примере другого современного крипто-христианского движения – «разумного замысла». Сторонники разумного замысла заявляют, что их доктрина совсем не христианская. Что это точная наука, полученная с помощью разума, как и вся наука. И тот факт, что она похожа на Библию – а) совпадение, б) свидетельство того, как на самом деле правдива Библия. Потому, как вся точная наука, она должна преподаваться невинным молодым людям.

Я бы не хотел, чтобы мои дети ходили в школу, где их учили бы разумному замыслу. Особенно если бы им там доказывали, что это просто разум и реальность. Но я также не хотел бы чтобы мои дети ходили в школу, где им доказывали бы что ультракальвинизм – это разум и реальность.

К сожалению, последнего намного труднее избежать.